четверг, 7 июня 2012 г.

Она плакала, но тащила чемоданы с книгами

Она с детства мечтала изучать культуру Индии. И сделала свою мечту целью жизни. В школьные годы, когда одноклассницы Жанны Быстровидовой обсуждали девчачьи секретики, поклонница Индии оставалась в стороне. Все свободное время она тратила, по крупицам собирая информацию о древней стране. Упорство и увлеченность Жанны сделали свое дело: в 1998 году она своими глазами увидела Индию, прожила там три года, а потом в Балакове организовала коллектив, равного которому и сейчас нет во всей области.
-Жанна Вячеславовна, недавно прошел отчетный концерт коллектива «Санджукта». Ваши воспитанницы выступили с большим успехом. Создавалось впечатление, что на сцене — настоящие индианки. Как вам это удается?
-Для того, чтобы передать атмосферу Индии, нужно там побывать. Мне посчастливилось пройти обучение в индийском университете. Там не спрашивают, где ты учился? Там интересуются: у кого ты учился? Там на первом месте мастер, гуру. Для меня главным учителем стала известная танцовщица Джаялакшми Ишвар. Со мной вместе учились девушки из других стран, и учитель брала нас на различные презентации, показательные выступления. Мы показывали индийские танцы самим же индийцам. Иногда слышали в свой адрес возмущения: как могут иностранцы демонстрировать древнее искусство? Но Джаялакшми всегда нас защищала, говорила, что мы знаем о культуре и танцах больше, чем некоторые местные жители. Вообще, прежде чем выйти на сцену, в Индии раньше учились семь лет. Потом эти сроки сократились, и танцовщицы стали выступать после 3-6 лет обучения. А теперь мои воспитанницы за несколько месяцев учатся сложным танцам.
-Что, кроме умения танцевать, дала вам поездка в Индию?
-Конечно, я получила колоссальные знания о стране. Ведь сама Индия — другая, не такая, как ее показывают в кино. На улицам большинство жителей ходят в застиранных одеждах, почти все — худые. Бедность там видна везде! Но в то же время люди добрые, улыбчивые. Они верят в перерождение, никгда не будут сетовать, что жизнь не удалась. Стараются прожить так, чтобы после перерождения им было хорошо. Страна очень религиозная. В их религии много сказок и легенд, но каждый в них верит. Там почитают женщину. Даже в бедных семьях работают в основном мужчины. Они шьют одежду, стирают; повар — это тоже мужская профессия Еще я привезла много книг. Они очень ценные, тяжелые. Еле справилась с багажом, когда возвращалась в Россию, плакала, но тащила чемоданы с книгами. Они на английском языке.
-А в самой Индии вы тоже на английском общались?
-Нет, я еще в школьном возрасте самостоятельно начала изучать хинди, и уже через несколько лет знала его достаточно хорошо. Я даже фильмы смотрю без перевода. Всегда хотела стать индологом, поступала в Ленинградский университет, но не прошла по конкурсу. Мне тогда востоковед из этого вуза сказал: ты обязательно найдешь свое дело. Еще я хотела стать учителем. И получилось, что хореография совместила в себе все мои желания: быть педагогом, уметь танцевать и изучать индийскую культуру.
-Как в нашем провинциальном городе восприняли ваше желание организовать ансамбль индийских танцев?
-Когда я сообщила об этом руководству Дворца культуры, то мне сказали: приходи только к нам. Поначалу в коллектив записывались ради интереса. Первый отчетный концерт состоялся через семь месяцев после начала занятий, все зрители были в восхищении. Я отсылала видео своим коллегам, и те спрашивали: как ты дрессируешь девочек? Ведь за такой короткий срок нельзя научиться древнему искусству. Теперь к нам приходят после наших отчетных выступлений.
-Как у вас проходят уроки? Насколько я знаю, в индийском танце каждое движение несет определнный смысл.
-Индийский танец — это определенная форма йоги, он не предназначен для зрителя. Во время танца должна быть самоотреченность. Начинаем мы с приветствия. Это обязательный ритуал. Мы делаем поклон матери-земле как бы извиняясь за то, что будем бить ее ногами. Затем идет разминка, которая состоит из упражнений йоги, свойственных для нашего стиля танца Бхаратанатьям. Затем мы изучаем теорию и технику танца, жесты рук (мудры). У нас есть словарь, в котором указаны названия всех жестов. Многие хореографы ставят классические танцы, копируя их друг у друга. Я же вношу в каждую композицию что-то свое, подходящее по смыслу. Вообще, классический танец делится на несколько категорий: нритта, где все основано на технике и не несет смысла, нритья, где подразумевается уже пантомима, и натья — танцевальная драма, маленький спектакль с речевыми вставками. Если ко мне приходит ученик, то он должен знать основы истории, культуры, религии или хотя бы этим интересоваться. Сейчас у нас в коллективе около 20 танцовщиц от 10 до 25 лет. За 11 лет существования коллектива «Санджукта» было даже шесть парней. Вообще, воспитанники у меня молодцы: на них всегда можно положться.
-А костюмы стилизованные или же настоящие индийские?
-Многие костюмы я шила сама, но по выкройкам настоящих индийских сари. Поначалу родители девочек старались мне помогать, тоже шили, но меня не устроило их качество, и теперь я сама готовлю одежду к выступлениям. Хотя, несколько настоящих сари у нас в гардеробе есть — некоторые из них привезла я, некоторые привозили нам в подарок. Вообще, все костюмы шьются из легких тканей. В идеале это должен быть натуральный шелк. Все украшения нам привозят из Индии, или мы их заказываем в специализированном интернет-магазине. Это очень затратно, например, один комплект украшений стоит около 6 тысяч рублей. Поэтому мы обращаемся с ними, как с настоящими драгоценностями.
-Почему с вашими талантами вы не отправились в столицу, туда, где больше шансов реализовать себя? Или же не остались в самой Индии?
-Как-то меня не тянуло в большие города. Современные технологии позволяют обмениваться опытом с мастерами, даже если ты живешь в маленьком городе. Мне по-своему нравится Балаково. Индия — это моя вторая, духовная родина, но из России я бы не уехала никогда.
Надежда БОБАЛОВА, «Суть», №23 (731), 05.06.2012.

Комментариев нет:

Отправить комментарий